Vika Lebedeva
@vilebedeva
Блог художника-книжника. Процесс. Подборки переплётов русских и зарубежных, художники, дизайнеры, форзацы, нахзацы и мои картинки.
3.9K Followers
9 Following
448 posts

Рисуночки.

Старшие Марья и Наталья, уже совсем взрослые. Договорились с Машей, что попробую их нарисовать, фоткать себя не дают. Получилось доделать картинку прямо в День матери.

Ключи от чердака, 2022.

Основные презентации прошли, теперь могу показать с эскизами, обложка была готова несколько месяцев назад. Судьба книги так сложилась, что издание случилось именно в этом году. Когда я ее читала, была одна мысль — сейчас так не пишут. Подкупает и то, что это реальный человек, реальные персонажи, пусть и собранные в узор романа.

Старый леттеринг.

Про Фису Пораженческую.

Фиса Пораженческая появляется внезапно. Одно ее упоминание дарит звонкую радость и светлую веселость, похожую на ощущение, когда громко чихнул. Фиса Пораженческая вселяется в индуса в метро, чтобы рассказать, что «у вас на носу чёрненькое что-то прилипло» и успокоится только после того, как смахнёшь с носа какую-то фигню.

Про композицию.

Пока делала упражнения по композиции, думала, насколько изображение связано с языком и словом, да и картинки красивые получаются, но без смысла, только цвет. В первом универе, когда мы разбирались с названиями времён в английском — вот эти все презенты, пасты и перфекты, мне казалось, что они бесполезны и их названия знать необязательно. Когда ты чувствуешь язык и его правила, тем более можешь легко на нем говорить, зачем тебе лишние подробности. В какой-нибудь теоретической грамматике добавлялось еще несколько классификаций. Зачем эти все нагромождения, если ты уже молодец, конечно, самый умный, как и все на первом курсе. Достаточно же того, что тебя понимают. Потом дошло.

Застывшие цифры 2020-го.

Подглядываю за страницами Марьи и Натальи в соц сетях. Опросы, вопросы, «10 фактов о тебе», «отметь еще восемь человек», — длинными портянками ответов дети развлекают себя, передают друг дружке эстафету. У меня скоростной интернет появился поздно, в универе. В детстве мы смущенно передавали толстые тетрадки-анкеты с диким количеством вопросов. Помните такие? Из них вываливались нарисованные наклейки, секретики, высыпались блестки, нарезанные вручную из какого-нибудь новогоднего дождика. В этих тетрадках хранились ответы самых важных людей. Это было лет 25ть назад.

Сухоцветы, 2019.

Год назад, по-моему, в офисе засох букет роз. Он так красиво высох, что цвета проявились дивные, ярче, сочнее и интереснее, чем на живых лепестках. Бутоны не смялись и не опустили головы, застыли в сложных позах. Хрупкие, домой не увезти, да и потом, вообще не тебе подарили. Я залипла на сухом букете. Нафоткала на память для вдохновения. Наступила следующая весна, нашла снимки, не смогла удержаться, сначала рисовала карандашиком, тушью, а потом до масляных красок дело дошло.

Наброски 2018, да и текст оттуда.

Собираю старые тексты из теперь запрещенной сети, жалко тот дневник. А за пределами работы, офиса и основного выстроенного порядка есть жизнь, которую очень не хочется пропускать. Сначала она сияет большой неоновой табличкой, когда ты задаёшь вопрос «а нафига это все вообще?» в очередном забеге на скорость и после десятого стакана кофе. Продвигаешься через бурелом, подсыпая песок, доски, выкладывая камни, на коленке формируешь новую среду вокруг себя, хотя бы в радиусе полуметра, чтобы ноги не переломать ни себе, ни кому-то рядом.

Тубусом по голове, 2018.

В рисовании углём или карандашами есть своя прелесть, но в организации пространства и процесса я натыкаюсь на кучи препятствий. Если сравнивать рисование на айпаде стилусом, то тебе нужен только айпад и стилус, ну электричество ещё.

Старый мартовский зимний текст, 2018

Я тебя умоляю, уходи. Надоела ты, моя сказочная искрящаяся зима. В марте скучно с тобой и холодно. От белого цвета некуда спрятаться. Да и белый твой ненастоящий. Серый и грязненький, потому что чистый только на бликах, из живописи хорошо помню. Остальные твои белые вариации будут с оттенками, с примесью, как на двухметровом сугробе, не тронутом сапогами.